?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Дневник Болотного Пса Previous Previous Next Next
swamp_dog
swamp_dog
Читая очередную книжку снова натолкнулся на описания этапов развития детской психики и смог сформулировать, что мне в них не нравится: детское мышление и восприятие описывается как взрослое мышление + набор специфических для определённого возраста "искажений". При этом делается много оговорок о том, что эти "искажения" нормальны, но всё-равно именно взрослое мышление берётся за исходную точку, за естественное положение вещей.

Например: "...В первые дни жизни... ...«стимульный барьер», или природная психологическая защита, охраняет незрелую нервную систему младенца от перегрузки, вызванной потоком внешних ощущений. ...Находясь внутри этого защитного кокона, ребёнок оказывается эмоционально изолированным, а потому ещё не способным к ощущению Самости или Другого... ...В возрасте около двух месяцев... [если происходит разрушение этого барьера] ...младенец больше не испытывает наслаждения от своей рассеянной самодостаточности: окружающие обстоятельства вынуждают его чувствовать облегчение, идущее с внешней стороны оболочки его кокона. Однако ощущение младенцем Другого развилось не больше, чем его ощущение Самости, и утешительная грудь, руки и лицо первичного Другого (воспитателя) становились... ...частью его рудиментарного «Я»..."

Здесь автор рассказывает о том феномене, что для младенца в первое время жизни нет никаких "других людей" и даже просто "внешнего мира", так как он не понимает границ самого себя, и ему всё кажется частью его самого. Утверждение, на мой взгляд, более чем справедливое, но формулировки, избранные для его описания, говорят мне о том, что автор считает, что человек имеет объективные границы между ним и окружающим миром, которые понятны взрослому, но ещё не понятны ребёнку. Но в действительности взрослому лишь кажется, что он что-то понимает. Мы привыкли считать границей самих себя границы своего тела, но почему мы так считаем? В основном потому, что наше тело всегда у нас с собой. Мы так к этому привыкаем, что считаем что оно - это мы. Но это не так. Значительная часть нашего тела как минимум отделима от нас, а другая - заменима. Нам не подконтрольны бОльшая часть происходящего в нашем теле. Более того, бОльшая часть нашей психики нам обычно не доступна и не подконтрольна. В то же время, мы можем контролировать многое за пределами нашего тела и не можем жить без многого из того, что нашим телом не является. То, что взрослым нам кажется само собой разумеющимся (наши границы) вовсе не является чем-то объективно существующим или отлитым в граните. Наши представления о наших границах - это результат нашего жизненного опыта. Которого у младенца ещё нет.

Что я пытаюсь сказать, это то, что, по моему нынешнему разумению, именно дети являются отправной точкой. Именно их восприятие наименее "искажено", так как у них не накоплен опыт, который его "искажает". Вылезая из утробы матери ребёнок не проводит границ между собой и внешним миром просто потому, что у него ещё нет объективных причин проводить эти границы. Он ещё недавно находился в состоянии, когда любые его действия практически не влияли на окружающую его реальность. Сердцебиение матери, приглушённые звуки голосов, тряска от ходьбы - всё это совершенно от него не зависело и почти ни на что для него не влияло. Причём с его точки зрения так было всегда. По-моему абсолютно естественно, что в таких условиях ребёнок почти полностью игнорирует эти "фоновые шумы" и сосредоточен на своих внутренних ощущениях. И не удивительно, что появившись на свет ребёнок продолжает некоторое время жить по старинке, игнорируя окружающую реальность, которая просто поменяла цвет и громкость. Он адекватен в таком отношении к реальности.

А книжка по психологии нам говорит про "стимульный барьер, который охраняет незрелую психику ребёнка". По-моему нет никакого стимульного барьера - ребёнок просто ешё не обнаружил ни малейшего смысла во внешних стимулах, и относится к ним соответственно.

Новорожденный ребёнок кричит не маме и не кому-либо вообще в окружающем мире - он просто кричит, потому что кричать когда ему дискомфортно для него такое же естественное поведение, как дышать. Но мама отзывается на этот крик и позволяет ребёнку избавиться от его дискомфорта. И очень скоро ребёнок замечает эту взаимосвязь и начинает кричать маме. Но опять же, у него ещё нет опыта, который бы позволил ему понять, что мама это какой-то отдельный человек со своими желаниями. Напротив - его опыт говорит ему о том, что мама - это средство достижения комфорта, управляемое криком. В пределах опыта младенца ещё нет ничего, что говорило бы ему о принципиальной разнице между тем, чтобы использовать руку чтобы повернуться на бок и тем, чтобы использовать крик чтобы утолить голод. Даже больше того - для младенца его руки хуже поддаются контролю, чем его мама. Так с чего бы ему думать, что она отдельный человек? Но в психологических книжках пишут о "психологическом слиянии" младенца с матерью и о том, что младенец считает себя "всемогущим".

Эти метафоры довольно хороши, когда надо объяснить, что восприятие мира младенцем сильно отличается от нашего, взрослого мировосприятия. Но, на мой взгляд, используя в качестве отправной точки взрослую психику мы всегда упускаем кучу нюансов, связанных с тем, что в голове взрослого огромное количество опыта, отсутствующего у младенца, который просто невозможно перечислить. Описывая ребёнка как "взрослого минус что-то", мы идём по длинному пути, тогда как короткий путь состоит в том, чтобы описывать младенца как "почти ничего плюс что-то".

Майка смотрит на механический консервный нож и спрашивает" "Что это?". Мы ей отвечаем, что это консервный нож, и она уточняет: "Но это немножечко плоскогубцы". "Конечно" - соглашаемся мы. Ведь в рамках её опыта это действительно немножечко плоскогубцы.

2 comments or Leave a comment